GeneralRagnarochek
Фэндом: GACKT, Ганнибал, Мистер Мозг (кроссовер)
Персонажи: Ганнибал Лектер, Такегами Тейджиро, Уилл Грэм, Джек Кроуфорд, Алана Блум.
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Психология, Hurt/comfort, Занавесочная история
Предупреждения: OOC

Описание:
В Японии пойман маньяк-убийца-каннибал Такегами Тейджиро, Ганнибал решает лично встретиться с японским каннибалом.

Посвящение:
Отдельная благодарность Багетичку, ибо ее отзыв о этом фанфе подопнул меня продолжать писать.

Примечания автора:
Автор понимает, что это явный укур...
Автор осознает, что это явный ООС...

Иногда, когда увидишь человека, то в тот же миг, непонятно откуда, рождается жизненная необходимость заботиться о нем, словно этот человек является самой главной и беззащитной частью тебя самого. Именно это ощутил Ганнибал Лектер, в тот день, прочитав новости. В Японии, наконец, был пойман маньяк-убийца-каннибал Такегами Тейджиро, на счету, которого было множество жертв. Каждое утро Ганнибал выискивал свежие статьи по делу Такегами, с усилием дочитывал их до конца, каждый раз понимая, что дело этого человека безнадежно. Возможно, именно тогда Ганнибал осознавал, что ходит по хрупкому, слишком острому лезвию, соскользнуть с которого лишь вопрос времени.

- Я никогда не прощу этого человека, - всхлипывая на камеру, говорила девушка - невеста последней жертвы маньяка. - Если его не казнят, я собственноручно убью его. - Ганнибал поставил видео на паузу, затем встал, дошел до двери, и вернулся обратно к своему столу, словно эти действия могли каким-то чудесным образом помочь. Выдохнул, избавляясь от беспокойства, оставляя его где-то в прошлом. Успокоившись, доктор Лектер все-таки находит решение всего, что в последнее время не давало ему покоя.

На то, чтобы забронировать номер в гостинице и приобрести билеты на ближайший рейс до Токио уходит не более двадцати минут, после чего Ганнибал спешит в свой дом, дабы успеть собрать вещи для поездки. Никакого беспокойства, не капли паники или тревоги, все действия, словно вызубренный механизм и вот уже он летит рейсом Мэриленд – Токио. После чего гостиница, душ, и долгие, но весьма успешные поиски необходимого для предстоящей встречи. Возможно, Ганнибалу стоило бы поблагодарить Джека Кроуфорда, ведь его пропустят к Тейджиро, без лишних свидетелей и, что еще лучше, без напрягающих камер видео наблюдения.

Темные, длинные коридоры с мигающими и жужжащими люминесцентными лампами. Тяжелые металлические двери и наглухо зарешеченные окна, напоминали посетителю о том, где окажешься в случае, если твои действия перестанут быть столь же обдуманными, просчитанными и осторожными.

- Посетитель к Такегами, - шепнул в рацию один часовой другому.
Прозвенел противный звонок и в открывшуюся дверь вошли трое мужчин.
Сопровождающий остался в этой части тюрьмы, а посетитель и часовой продолжили свое шествие. Снова раздался звонок, вновь отворилась тяжелая решетчатая дверь.

- Ждите здесь, - сухо, на ломаном английском, произнес часовой и ушел, закрыв за собой дверь.

Ганнибал осмотрелся: серые стены, бетонный пол, который, казалось, мыли только в первый после постройки день, небольшой металлический стол с двумя скамьями друг напротив друга и маленькое оконце над самым потолком, которое, как и все окна в этом здании было наглухо закрыто решетками. Посетитель достал из кармана носовой платок, протерев часть скамьи, сел.

Минут через пять снова раздался звонок. Дверь, чуть скрипя, открылась, и в помещение ввели Такегами. Заключенный был в смирительной рубашке, скрепленной несколькими дополнительными ремешками.

- Доктор Ганнибал Лектер, - представился посетитель, - снимите этот... намордник! - приказал гость еще не ушедшей охране и те, нехотя, подчинились.

На эти действия Такегами лишь усмехнулся.

- Проверку на вменяемость я уже прошел, - презрительно говорил он, английский этого психопата был безупречен, - так, чем обязан?
Ганнибал оценивающе посмотрел на маньяка.

- Ты знаешь, что тебе уже фактически вынесли смертный приговор? - заинтересованно спросил доктор Лектер, отчего ухмылка Тейджиро стала еще более презрительной.

Резким движением Такегами уселся на скамью, уставившись на незваного и нежданного гостя, через секунду чуть подавшись вперед, ближе к Ганнибалу, Тейджиро вдохнул.

- А вы интересный человек, доктор Лектер. Ответьте, вас привел ко мне чисто научный интерес?

- Не только, - деликатно ответил посетитель, - думаю, что у нас с вами много общего. - Такегами от этих слов снова ухмыльнулся, словно соглашаясь с гостем.

- Что же еще заставило вас проделать столь длинный путь? - насмешливо спросил заключенный.

- Солидарность.

- Боитесь, что однажды окажетесь на моем месте?

- Вряд ли, я стараюсь устранять проблемы до их появления, - спокойно отвечал посетитель.

- Неужели?

- Некоторое время назад я ознакомился с вашим делом, последняя жертва явно не соответствует вашему почерку, но именно из-за нее вам вынесут смертный приговор... - Ганнибал не успел договорить.

- Я не боюсь смерти, - спокойно и уверенно сказал Тейджиро.

- Не сомневаюсь, но все же считаю, умирать вам рановато. Пожалуй, на сегодня закончим, вскоре мы увидимся вновь, - с этими словами доктор Лектер встал со скамьи, и дойдя до двери, позвонил в звонок. В комнату для посещений вошли несколько часовых и вывели Такегами, после чего открылась вторая дверь, и часовой сопроводил посетителя к выходу.

Вернувшись в гостиницу, Ганнибал стал пересматривать материалы по делу Такегами и только сейчас доктор Лектер заметил, что Тейджиро всего девятнадцать лет. Достав из папки очередной протокол, Ганнибал погрузился в чтение.

Такегами Тейджиро был задержан в собственном доме. При задержании оказал сопротивление - ранив вилкой нескольких бойцов проводивших задержание. При обыске квартиры Тейджиро были обнаружены человеческие останки. Экспертиза подтвердила, что рука, найденная в холодильнике в доме Такегами принадлежала третьей жертве маньяка. Позже Такегами признался еще в пятнадцати убийствах, совершенных им за полтора года. По результатам психиатрической экспертизы Такегами признан вменяемым.

Ганнибал отложил бумаги.

- Нет, так не пойдет, - вслух сказал психиатр, достав планшет начал писать. Закончив свою работу под утро, доктор Лектер принял душ и отправился к Такегами.

- У заключенного Тейджиро сейчас допрос, вам придется подождать, - небрежно ответил часовой.

- Я как раз во время, - ответил Ганнибал, протягивая пропуск, - доктор Ганнибал Лектер, я провожу независимую психиатрическую экспертизу Такегами.

- Казнить его быстрее и дело с концом, а не присылать к нему сотни мозгоправов, - недовольно бурчал часовой, сопровождая Ганнибала к комнате для допросов.

- Зачем вы выкинули ногу и руку своей последней жертвы в мусорные ведра? - послышалось из комнаты, когда перед психиатром открыли дверь.

- Отвечай на вопрос, психопат! - крикнул один из проводивших допрос.

- Добрый день, - обратился доктор Лектер к присутствующим, - Доктор Ганнибал Лектер, - представился он, - я здесь, чтобы дать независимую оценку вменяемости Тейджиро.

Такегами скорчил надменную ухмылку. Дверь снова открылась, и часовой принес еще один стул, Ганнибал сел на стороне Такегами, детективы переглянулись, но ничего сказали.

- Продолжайте, прошу вас.

- Как можно продолжать, если он не отвечает?! - нервы первого детектива были на пределе.

- Тогда, может, спросите его завтра? Сколько часов вы сидите здесь? - поинтересовался Ганнибал.

- Четыре, - вздохнув, ответил второй, - и ни слова от него не услышали, - пожаловался детектив.

- Я бы настоятельно рекомендовал вам отдохнуть, впрочем, мне бы хотелось пообщаться наедине с Такегами.

Детективы согласно кивнули и стали собираться. Ганнибал вышел вместе с ними.

- Все, что будет происходить в этой комнате - врачебная тайна, вы не имеете право прослушивать или записывать мои визиты.

Убедившись, что никто не сможет услышать их разговор, Ганнибал вернулся в комнату для допросов.

- Так вот ваша истинная цель, - презрительно сказал Такегами, в голосе его помимо презрения звучало разочарование.

Ганнибал протянул ему лист формата А4.

- Что это? - заинтересованно спросил Тейджиро.

- Мое заключение. Абсолютно невменяем, - на этот раз усмехнулся Ганнибал, - если я предоставлю этот лист, то тебя не казнят.

- Зачем вам это?

- Солидарность.

- Или новый объект для экспериментов и исследований, - подытожил Такегами.

Ганнибал усмехнулся, не подтверждая, но и не опровергая предположение Тейджиро.

- Почему вы забирали именно руки и ноги? Внутренние органы намного приятнее на вкус,- после продолжительной паузы задал вопрос доктор Лектер.

Такегами откинулся на спинку стула, издевательски посмотрел на Ганнибала, после чего произнес:

- Я не собираюсь откровенничать с вами. Так же, как и участие в ваших экспериментах меня не интересует.

- Хорошо, - спокойно ответил доктор, и, взяв заключение, вышел из комнаты.

- Здравствуйте, доктор Лектер, - обратился к Ганнибалу стоявший возле двери мужчина, - детектив Цумура, - представился он.

- Приветствую, - ответил Ганнибал, чуть кивнув.

- У меня к вам пара вопросов, уделите мне немного времени? - голос детектива дрожал от волнения.

- Да, конечно, я вас слушаю.

- Вы думаете... - Цумура осекся, но, взяв себя в руки, продолжил, - как вы считаете, Такегами вменяем?

- Вы ведете это дело?

- Мы арестовали Такегами, - ответил за Цумуру подошедший человек, - детектив Кишикава, - представился он. Все попытки Кишикавы скрыть волнение были тщетны.

- Раз уж вы те герои, думаю, вы имеете право знать, Тейджиро решил изменить показания. Прошу прощения, мне пора.

Ганнибал направился в сторону выхода. Детективы Кишикава и Цумура убедившись, что присланный эксперт ушел, направились к Такегами.

- Ублюдок! Решил сдать нас этому американцу?! - кричал детектив Кишикава, занося руку для удара, Цумура прижал Такегами к стене. Заключенный же насмешливо смотрел на них.

- Не стоит этого делать, - угрожающе сказал зашедший в комнату для допросов Ганнибал, закрывая дверь изнутри.

Детективы отошли от Такегами. В глазах их был неподдельный ужас. Лектер жестом указал детективам сесть, те сразу же подчинились. Такегами так и остался стоять у стены, наблюдая за происходящим. Ганнибал выжидающе молчал.

- Он сам предложил взять вину на себя! - не выдержав напряжения начал оправдываться Цумура.

- Заткнись! - крикнул на коллегу Кишикава.

- Нет, напротив, продолжайте.

- На следующий, после задержания день, мы проводили допрос Тейджиро, - с виной в голосе начал свой рассказ детектив, - а этот психопат все молчит и молчит, потом схватил за руку и сказал, мол, я знаю, что вы не так давно кого-то убили... - Цумура замолчал, с ненавистью посмотрев на Такегами, тот победоносно ухмыльнулся. - Я, говорит, готов ответить за это, меня все равно повесят, одним больше, одним меньше, какая разница? - детектив замолчал.

Ганнибал достал из кармана телефон, и, нажав пару раз на экран, заговорил:

- Спасибо за откровение, пока запись будет у меня, но я всегда могу отправить ее вашему руководству. Вы можете идти, - доктор Лектер положил на стол ключ от двери. - Продолжим? - спросил он Такегами, когда детективы ушли.

- Ответ за ответ, - сказал Тейджиро.

- Хорошо, - согласился Ганнибал.

- Зачем вы здесь? Что именно вам от меня нужно? Что вообще привело вас на другой конец света, и не говорите мне, что это солидарность, - Такегами говорил спокойно, но в его тоне было некое пренебрежение.

- Только один вопрос, - ответил Ганнибал, - я здесь, чтобы тебя не казнили.

- Какой вам прок от этого?

- Моя очередь задавать вопросы, - проигнорировав Такегами, сказал доктор.

- Почему ты взял чужую вину? Ты не похож на того, кто ищет славу, иначе бы тебя поймали еще полтора года назад. Или же все-таки в конце решил сделать цифру больше, чтоб тебя запомнили, - Ганнибал говорил последние слова, откровенно смеясь над подобным мотивом действий Тейджиро.

- Возможно и то, что я ищу славу, - саркастично ответил Такегами.

- Ты ведь осознаешь, что лишь мое слово сейчас отделяет тебя от казни?

- Разве не мой черед задавать вопрос? - язвительно сказал Тейджиро.

- Ты еще не ответил. Чтобы помочь я должен полностью доверять тебе, как впрочем, и ты должен довериться мне. Можешь сколько угодно говорить, что не боишься смерти, или что тебе все равно, но я-то вижу, ты хочешь жить. Так что тебе стоит довериться мне, выбора у тебя не особо много. Подумай над этим, через пару дней я вернусь, тогда и поговорим.

Ганнибал встал и ушел.

Последующие несколько дней Такегами думал, можно ли доверять этому человеку. На повторных допросах он даже не слышал того, что ему говорили. Но все размышления уводили дальше от настырного вопроса, перетекая в какие-то безумные мысли. То он видел себя повешенным, а пришедший Ганнибал выдавал что-то типа: "Ты не заберешь мою славу!"; или же он видел, как доктор Лектер заперев его в психиатрической лечебнице, ставил какие-то немыслимые эксперименты. Такегами понимал, кем в действительности является доктор Лектер, поэтому не удивился, представляя, как тот достает из Такегами печень или легкие, ведь как сказал сам Ганнибал: "Внутренние органы намного приятнее на вкус". Но больше всего поражала Тейджиро, мысль, приходившая самой последней, от нее бросало в дрожь, и Такегами старался быстрее отгонять ее, пытаясь вспомнить суть своих размышлений. Но каждый раз вновь и вновь мысли шли по проверенному маршруту. Именно в такие моменты Тейджиро осознавал, что от Ганнибала ему никуда не деться, неважно будет ли он доверять доктору или нет, он все равно сделает все так, как задумал.

В комнате для посещений все так же было грязно и пахло сыростью, маленькое, запаянное решеткой оконце не пропускало свежего воздуха, создавалось впечатление, будто кто-то специально выкачивал его. Ганнибал сидел на скамье, подле грязного металлического стола и ждал, когда приведут Такегами, прошло более десяти минут, но охрана не торопилась привести заключенного. По истечению еще минут десяти, наконец-таки прозвенел противный звонок, предвещающий открытие двери. Тейджиро втолкнули в помещение. На этот раз Такегами не был в маске-наморднике, но смирительная рубашка все так же была надета на него.

- Что с лицом? - спросил Ганнибал вместо приветствия, увидев разбитую губу Такегами.

Тейджиро не ответил, лишь скорчил надменную ухмылку.

- Все-таки решил не доверять мне? - вновь задал вопрос посетитель, вставая со скамьи.

- Мое доверие не играет особой роли, оно совершенно не важно, потому что вы все равно сделаете так, как считаете нужным.

- Верно, - сказал Ганнибал. Подойдя к Такегами почти вплотную, доктор достал из кармана платок и аккуратно стер кровь с подбородка Тейджиро. - Но, думаю, если ты доверишься мне, все станет намного проще. Что произошло?

- Тут отвратительно кормят, - ответил Такегами.

Ганнибал усмехнулся.

- Ты надеялся, что тебе принесут меню? - язвительно спросил Ганнибал, подходя к звонку.

- Уже уходите? - поинтересовался Такегами.

- Нет, я сегодня надолго. Нужно обработать рану, не хочу, чтобы ты получил какой-нибудь столбняк.

Спустя пару минут, после того, как Ганнибал нажал на кнопку звонка, зашли двое охранников, неся маску-намордник.

- Такегами остается здесь, - остановил их Лектер, - принесите аптечку.

Через какое-то время часовые вернулись, водрузив на стол большую пластиковую коробку, охранники ушли. Ганнибал достал из нее все необходимое и принялся обрабатывать разбитую губу Такегами. Тейджиро невольно поморщился, когда антисептический раствор попал на рану, увидев это, Ганнибал заботливо улыбнулся.

- Вот и все, - ласково произнес доктор Лектер, отодвигая коробку с медикаментами. - Теперь можно перейти к делу. Пару дней назад я встретился с твоим адвокатам.

- И что же он вам рассказал?

- Помощи от него ждать не стоило - продажен до мозга костей. Он уже получил деньги за твою казнь. Через три дня первое слушание, думаю, нам стоит потянуть время.

Прозвенел звонок, и чуть скрипя, открылась тяжелая дверь, в помещение вошли трое часовых.

- У нас приказ увести заключенного Тейджиро. Прошли дозволенные ему полчаса встречи, - сказал один из них.

- Мои визиты не имеют временных ограничений и не должны прерываться.

- Таковы правила, Такегами за попытку нападения на часового вообще должен находиться в карцере.

- Куда сейчас я и отправляюсь, - насмешливо добавил Тейджиро.

Часовой надел на Такегами намордник и стал выводить его из комнаты для посещений.

Ганнибал остановил последнего уходящего часового, и, сказав ему что-то, вновь нажал на кнопку и дождавшись когда откроется дверь поспешил в гостиницу.

На следующий день Ганнибал вновь ждал, когда часовые приведут Такегами.

- Ты голоден? - спросил Ганнибал, как только заключенный зашел.

- У вас есть, что предложить мне?

- Разумеется, - Ганнибал достал несколько небольших пластиковых контейнеров.

- Когда меня вели, я заметил, что одного охранника не хватало, - насмешливо сказал Такегами, разглядывая еду, - неужели он решил взять выходной?

- Возможно, для него нашлось более практичное применение, - ответил Лектер.

Открыв контейнеры с едой, Ганнибал протянул вилку Такегами, на что получил весьма выразительный взгляд.

- Учитывая сложившиеся обстоятельства, придется тебе свыкнуться с таким раскладом, если ты, конечно, голоден.

Доктор Лектер осторожно поднес столовый прибор к губам Тейджиро, Такегами уничтожающе посмотрел на Ганнибала, но все-таки приоткрыл рот, впуская в себя приготовленное угощение.

- Неплохо, и вправду так он намного полезнее, - отозвался Такегами. Ганнибал улыбнулся, и вновь поднес вилку с едой ко рту Тейджиро.

- В Интернете появился сайт, посвященный тебе, - продолжил разговор Ганнибал, насаживая на вику кусочек мяса.

- Польщен, что вы теперь меня гуглите, - насмешливо ответил Такегами, дожевывая. – Толпы фанатов, которые так и жаждут быть съеденными – это крайне полезно, но, к сожалению, не я был тем, кто сделал этот сайт, - ответил Тейджиро, словно предугадывая следующий вопрос Ганнибала.

На слова Такегами доктор Лектер снисходительно улыбнулся, и, взяв салфетку, аккуратно вытер испачканный в соусе рот Тейджиро.

- Послезавтра у тебя суд, - после продолжительной паузы вновь заговорил посетитель, - что ты об этом думаешь?

- Я абсолютно равнодушен к происходящему, за меня сейчас все решают другие, вы, например. Так почему я должен думать об этом? С первого вашего визита все происходящее со мной перестало хоть как-то зависеть от меня. Так что, этот вопрос должен задавать я. Ответьте, доктор Лектер, от вас зависит жизнь человека, что вы об этом думаете?

- Весьма абстрактное чувство. С одной стороны ощущаешь себя подобным богу, потому что лишь твое слово может спасти или убить человека, но с другой стороны, мои слова – огромная ответственность за твою дальнейшую жизнь…

- С чего вас волнует моя дальнейшая жизнь, и почему вы так откровенны со мной?

- С человеком, которому вот-вот подпишут смертный приговор, откровенность не является ошибкой.

- А если мне все-таки удастся выжить?

- То всю жизнь тебе придется провести в психиатрической лечебнице, - спокойным тоном произнес Ганнибал.

- Мягкие стены, разноцветные таблетки, любимая смирительная рубашка, - наигранным мечтательным тоном сказал Такегами. – Прелестная альтернатива.

- А ты думал, что тебя могут оправдать и выпустить на свободу?

На этот вопрос Такегами лишь ухмыльнулся. Действительно, в последнее время Тейджиро ошибочно решил, что из-за вмешательства доктора Лектера, он все же может надеяться на оправдательный приговор.

- Мне остается лишь надеяться, что вы будете приходить ко мне почаще, принося мне вкусную еду. Кстати о еде, раз уж так оказалось, что мой адвокат та еще тварь, может, вы приготовите мне из него парочку отбивных? – Такегами, словно голодный котенок, жалостливо взглянул в глаза Ганнибалу.

- Подумаю над твоей просьбой, - сказал Ганнибал, убирая пустую посуду. – Он еще нам нужен, посмотрим, чем закончится суд.

- Для мести, - сказал Такегами, когда Ганнибал уже собирался уходить, - я взял последнюю жертву на себя для того, чтобы отомстить поймавшим меня офицерам. Я хотел сообщить невесте убитого, как на самом деле умер ее жених. И, раз уж она хотела убить меня, то их наверняка бы убила.

- Интересная задумка, - ответил Лектер, сдержанным тоном, - пожалуй, нужно встретиться с ней сегодня. Что ж, мне пора. – Ганнибал нажал на звонок, и в комнату для посещений вошли часовые, которые увели Такегами, после чего открылась дверь, через которую вышел и сам доктор.

В тот же день доктор Лектер посетил кафе, где работала невеста последней жертвы Такегами.

- Добрый вечер, - обратился Ганнибал к подошедшей девушке, - доктор Ганнибал Лектер, - представился он, протягивая руку, - спасибо, что смогли уделить время.

- Я была удивлена, когда вы позвонили и сказали, что хотите поговорить со мной о Такегами. Разве он уже не прошел психиатрическую экспертизу?

- В этом вся проблема, - ответил Ганнибал, подвигая стул, чтобы девушка могла сесть, - не поймите меня не правильно, я искренне сочувствую вашей утрате и абсолютно согласен, что виновник должен быть наказан со всей строгостью, но также считаю своим долгом обеспечить беспристрастную оценку психического состояния подсудимого, однако из-за вашего выступления мнения местных психиатров и судьи попало под влияние общественности.

- То есть вы хотите сказать, что я поступила неправильно, и что этот человек заслуживает снисхождения? – возмутилась девушка, из глаз ее потекли слезы, - умер самый дорогой мне человек, а вы хотите сказать, что убийца должен остаться безнаказанным?!

- Ничего подобного, - деликатно ответил доктор Лектер, протягивая платок, - убийца должен понести наказание, но оно должно быть справедливым… - Ганнибал не успел договорить.

- Разве за убийство человека смерть – это не справедливое наказание?

- Такегами Тейджиро – несовершеннолетний. К тому же, ваши так называемые эксперты пошли на поводу общественного мнения, признав его вменяемым…

- Я не желаю больше вас слушать! – всхлипнула девушка, и поспешила уйти обратно на свое рабочее место.
Ганнибал лишь ухмыльнулся столь предсказуемому поведению и, оплатив счет, направился в гостиницу.

Утром следующего дня Ганнибал отправился на встречу с адвокатом Такегами. От гостиницы до адвокатской конторы добираться пришлось более часа, посему время, проведенное в пробке, Ганнибал потратил на изучение новостей, в довершение поездки он вновь посетил Интернет-сайт посвященный Тейджиро. Добравшись до места, доктор купил себе чашку кофе, но, сделав пару глотков, поспешил избавиться от покупки.

- Зачем вы решили выступить в защиту Тейджиро? – спросил Арата Дзошимото, адвокат Такегами.

- Причин для этого множество, но не думаете ли вы, что сейчас лучше сосредоточиться на деле? Вы же не забыли, ваша задача состоит в том, чтобы не дать подписать смертный приговор, собственно, за это вам и платят.

- Как вы уже сами сказали, - деловито начал излагать свой план Дзошимото, - необходимо сыграть на несовершеннолетии моего клиента, после чего вы представите суду заключение, сделанное вами, то есть свою независимую психиатрическую экспертизу. И тогда, если нам повезет, то мы выиграем дело! – Арата воодушевленно закончил предложение.

За высокопарной речью адвоката доктор Лектер наблюдал с чуть заметной ухмылкой, зная, что адвокат лишь пытается изобразить подобие бурной деятельности.

- Именно так мы и поступим, если вы не нашли решение получше. Столь матерому адвокату, как вы себя описали в нашу первую встречу, не составит труда найти более надежное решение, - Ганнибал выжидающе смотрел на Дзошимото, который невольно занервничал под столь пристальным взглядом.

- Так… решение… решение, - одними губами повторял он, - думаю, что нет лучше и надежнее решения, чем ваше.

Ганнибал вновь ухмыльнулся.

- Что ж, раз мы все решили, тогда вас более не задерживаю, - сказал доктор, вставая со стула и протягивая руку.

- До свидания, - отозвался Дзошимото.

- Не одолжите мне свою визитную карточку? – спросил Лектер, остановившись возле выхода из кабинета.

- Э… Да, конечно, прошу, - чуть растерявшись ответил адвокат, и подойдя к Ганнибалу протянул свою визитку.

После встречи с адвокатом доктор Лектер направился к Такегами.
- Добрый вечер, - поприветствовал Ганнибал вошедшего в комнату для посещений Такегами.

- Думал, вы сегодня не придете, - вместо приветствия ответил Тейджиро.

- Нам нужно кое-что обсудить.

- Слушаю, - как-то слишком серьезно ответил Такегами и, сев напротив гостя, уставился на него.

- Не будь так уверен в том, что сможешь избежать смертной казни, - начал Ганнибал, вздохнув.

- Повторю то, что я сказал вам в первую нашу встречу: я не боюсь смерти, я не против, если меня казнят, - спокойно ответил Такегами, - Вам лучше отдохнуть, - добавил Тейджиро, на этот раз в голосе его звучала забота, - Вы итак сделали для меня очень много, - с этими словами Такегами встал, подошел к кнопке звонка и вызвал охрану. – Отдохните, Ганнибал, - добавил Тейджиро, когда часовые выводили его из комнаты для посещений.

Где-то через час Ганнибал сидел в номере гостиницы, в очередной раз продумывая возможные варианты развития событий, но ни один из них не обнадеживал.

Ночь казалась долгой, Такегами сидел на полу камеры, рассуждал, так же, как Ганнибал прикидывал шансы на благополучное разрешение сложившейся непростой ситуации. Тейджиро не лгал, говоря, что не боится смерти, он действительно готов был умереть завтра, но теперь было нечто, отчего хотелось выжить несмотря ни на что. Такегами понимал, у него есть лишь призрачная иллюзия, и ни о какой свободе не может быть и речи. Если ему действительно удастся остаться в живых, то все, что его ожидает в дальнейшем это ужасная жизнь в психиатрической лечебнице для особо опасных преступников. В итоге, даже Ганнибал не стал бы приходить к нему, потому что ему скоро необходимо возвратиться в Америку. Именно в такие моменты Такегами думал, что уж лучше умереть сразу, чем стариться в палате.

Долгожданное утро не спешило, но все же, когда город осветили первые солнечные лучи Тейджиро, наконец, уснул. Сон его был не продолжительным и тревожным, похожий скорее на полудрему, иногда, среди этой тревоги на лице Такегами можно было разглядеть почти не заметную улыбку, которая, то появлялась, то исчезала вновь. Сквозь сон Тейджиро показалось, что кто-то гладит его по голове, аккуратно и нежно, словно пытаясь успокоить. Не проспав и часа, Такегами проснулся. Прошедший сон прозрачной дымкой напоминал о себе, заставляя заключенного оглядеться. Осознав до конца, что привидевшееся ему не может быть правдой, Такегами вдохнул и, мотнув головой, попытался отогнать от себя все остатки сна.

В момент, когда Такегами полностью проснулся, дверь в камеру открылась, и в маленькое помещение вошли трое часовых. Надев на заключенного маску-намордник часовые вывели Тейджиро. Шли по длинным коридорам, молча не более трех минут, после чего часовые впихнули Такегами в небольшое помещение, которое оказалось душем. Вместе с Тейджиро зашел еще один из часовых и, расстегнув ремни на смирительной рубашке, вышел.

Оказавшись в одиночестве Такегами, разделся, включил душ, который холодными струями обдал все тело Тейджиро. По коже пробежала мелкая дрожь, образуя мурашки, которые исчезали по мере нагревания воды. Едва прошло пятнадцать минут, как в дверь душевой настойчиво застучали. Надев штаны, Такегами открыл дверь.

- Сидишь в душе, как баба! – сказал один из часовых, бросив чистую одежду Такегами, - одевайся, у тебя две минуты.
Принципиально потратив на переодевание минут десять, под непрерывный, требовательный стук в дверь, Такегами вышел с победоносным видом, одетый в черные брюки и такого же цвета рубашку. Часовые надели на Тейджиро наручники и поспешили к выходу, дабы сопроводить подсудимого в здание суда.

На улице, возле здания Арестного Дома, где содержали Такегами, уже собралась толпа репортеров, они ожидали когда же конвоиры выведут Тейджиро. И, когда это наконец произошло, лишь увеличенное количество выведенных полицейских смогло удержать настырных репортеров за ограждением. Но не все шло так, как было запланировано полицейскими. Когда Такегами с конвоирами отошли от здания Арестного Дома больше, чем на несколько метров, группа людей принялась обкидывать полицейских камнями, еле как разогнав их, полицейские все-таки добрались до машины конвоя и отправились в Здание Суда.

Тем временем в Здании Суда.

- Добрый день, - сдержанно сказал Ганнибал, приветствуя Дзошимото, - хотелось бы поговорить с вами с глазу на глаз.

- Да, конечно, - ответил адвокат, следуя за Ганнибалом.

- Полгода назад вы вели одно дело, - вновь заговорил доктор Лектер, убедившись, что никто, кроме адвоката не услышит их разговор. - Подсудимый утверждал, что не виновен, впрочем, улики также не полностью доказывали его вину, но в итоге, бедолага был приговорем к десяти годам лишения свободы, а вы через пару дней купили новенький автомобиль. И это не единственный случай, так что слушайте меня внимательно, сейчас вашей главной задачей будет защита Такегами, и тогда в вашу адвокатскую контору не придет анонимное письмо о вашей профессиональной деятельности. - С этими словами Ганнибал отдал небольшую папку.

- Что это? - пролепетал побледневший Дзошимото.

- Ваша речь.



***

- Жизнь человека является высшей ценностью, никто не в праве лишать человека жизни, но подсудимый Такегами Тейджиро не раз забирал жизнь у обычных, ни в чем неповинных людей. И для чего? Чтобы просто употребить их в пищу, словно это не человек вовсе, а какая-то свинья. Подсудимый вообразил, что он, по каким-то лишь ему ведомым причинам, превосходит не только своих жертв, но и всех нас, потому что жертвой Такегами мог стать любой: я, вы или ваши близкие. Такегами Тейджиро опасен для общества, и я уверен, если оставить его в живых, пример его безнаказанности станет воодушевлением для его обожателей - фанатов, которые посвятили подсудимому целый интернет-сайт. Следовательно, если Такегами не будет подписан смертный приговор, который он заслужил, то жертв станет намного больше. Это доказывает произошедший инцидент. Чудо, что в нем никто не пострадал. И лишь только своевременное вмешательство полиции не дало Такегами сбежать, я уверен, что группа людей, устроившая беспорядки сегодня, пыталась помочь подсудимому сбежать.

"Ты даже сам не представляешь насколько ты ошибаешься", - мысленно возразил Такегами.

- На сегодняшний день количество жертв подсудимого составляет 15 человек, и возможно, мы знаем еще не всех. Такегами не только убийца, но и подстрекатель, неизвестно сколько людей впечатлятся его "подвигами" и точно также выйдет на улицы, с одной целью - нанести тяжкий вред мирным гражданам.

"Потому что в большинстве своем люди безвольное стадо", - одновременно подумали Такегами и Ганнибал.

- Вы только на секунду представьте, что Тейджиро убил кого-нибудь из ваших близких, - обратился к суду Обвинитель.

- Протестую! - воскликнул Арата Дзошимото, - В таком случае суд лишиться своей беспристрастности.

- Протест отклонен, - не скрывая злобы сказал судья. Ему сейчас больше хотелось оказаться дома, нежели, сидеть здесь и слушать речи Обвинителя, и тем более защиты Такегами.

- Если вы сможете сказать как обезопасить себя от нападения этого маньяка, то я возьму свои слова обратно. - Эти слова адвокат оспаривать не стал, молча сел на свое место, после чего Обвинитель продолжил свою речь. - В соответствии со статьей Сто Девяносто Девятой Уголовного Кодекса, которая гласит, что тот, кто убил человека наказывается смертной казнью, либо лишением свободы с принудительным физическим трудом без срока, или на срок не менее трех лет. Подсудимый лишил жизни не одного, а пятнадцать человек, при этом тщательно планировал свои преступления, что в соответствии со статьей Двести Один Уголовного Кодекса нашей страны, в которой оговаривается то, что приготовление к убийству наказывается лишением свободы на срок до двух лет. Такегами не только убийца и каннибал, но еще и садист. Он убивал своих жертв без сожаления и с особой жестокостью, что в соответствии со статьей Двести Пять Уголовного Кодекса лишается лишением свободы с принудительным трудом на срок до двух лет. Совокупность преступлений, совершенных Такегами Тейджиро, по моему мнению попадает под статью Пятьдесят четыре Уголовного Кодекса, называемая "Идеальная совокупность преступлений; взаимосвязанные преступления", которая гласит, что если одно деяние попадает под несколько составов преступлений или, если действие, служащее средством совершения преступления или являющееся его результатом, назначается наиболее тяжкое из предусмотренных наказаний. В соответствии с этой статьей самое тяжкое из наказаний, предусмотренных статьями является смертная казнь, поэтому обвинение рекомендует Суду назначить высшую меру наказания для подсудимого Такегами Тейджиро.

Обвинитель закончил свою речь, и теперь слово предоставлялось адвокату Тейджиро. Дзошимото встал, чуть замешкавшись начал декламировать написанную Ганнибалом речь.

- Для начала хочу напомнить Суду, что вина моего подзащитного еще не доказана. Даже не смотря на то, что Такегами признался в совершении всех тех деяний, в которых его обвиняют, он все еще не является осужденным. Также, хочу напомнить Суду, что мой подзащитный все еще не совершеннолетний, так что ни о какой высшей мере наказания не может быть и речи. В судебной практике известно не мало случаев, когда подозреваемые сознавались в якобы совершенных ими преступлениях под давлением, и я уверен, что Тейджиро тоже подвергся давлению со стороны правоохранительных органов. Что несомненно могу доказать, потому что сам не раз видел, как на наши беседы Такегами приходил с какими-либо травмами.

- В рапортах тюремной охраны разъяснен каждый случай, - перебил Дзошимото Обвинитель, - Такегами Тейджиро пытался покусать охранников. Также, как вы помните, он чуть не убил одного из врачей, проводивших психиатрическую экспертизу. Тейджиро прокусил психиатру шею! Его ели успели спасти!

- Что еще раз говорит о его невменяемости, - продолжил адвокат. Такегами Тейджиро невменяем. И по заключению независимого эксперта, которого я пригласил специально для проведения экспертизы, мой подзащитный был невменяем и в момент совершения убийств! Если Суд разрешит, я вызову эксперта в качестве свидетеля.

- Страдал ли Такегами Тейджиро каким-либо психическим расстройством, из перечня Международной Классификации Болезней, во время совершения общественно-опасных деяний, в которых его обвиняют? - задал вопрос адвокат.

- Проведенный мной тест "М`Негтена", установил, что Такегами Тейджиро страдает Шизофаффективным расстройством личности. Проведя тест на непреодолимый импульс, у подсудимого выявилось Несоциализированное расстройство поведения, отчего он не может и не мог полностью давать отчет своим действиям. Для того, чтобы полностью убедиться в этом я провел дополнительный тест. В последний раз, когда охрана попыталась избить Такегами, я попросил одно из его охранников взять отгул, и на следующий день, придя к Тейджиро сказал ему, что собственноручно убил и приготовил его обидчика. Такегами съел приготовленную мной еду, и был уверен, что ел человеческое мясо. Так о какой вменяемости идет речь?

- Вы сказали подсудимому, что вы убийца? - ошарашено спросил Обвинитель.

- Да. Только так Такегами стал доверять мне. И только так мне удалось полностью продиагностировать подсудимого.

На секунду после сказанного, Тейджиро потерял былую надменность, но быстро вернул себе внешнее самообладание.

"Я не мог ошибиться, - думал Такегами, уже не слыша происходящего в Зале Суда, - этот человек казался столь похожим на меня..."

Пока Такегами размышлял над услышанным судебный процесс шел своим чередом, Обвинитель в качестве свидетелей вызывал ближайших родственников потерпевших, а адвокат пытался изобразить заинтересованность в исходе этого дела. Тейджиро оторвался от своих мыслей лишь в момент, когда Судья вместе с Присяжными взяли перерыв, и Такегами привели в изолированную комнату, где его уже ждал Ганнибал. Такегами хотел бы прямо сейчас перегрызть глотку человеку сидевшему напротив, но лишь смотрел на психиатра с извечной ухмылкой, которая на этот раз выражала презрение. Ганнибал же не спешил начинать диалог, словно желая спровоцировать нападение Такегами. Напряжение в комнате возрастало и никто из присутствующих не хотел устранить его.

- И чем же вы меня накормили? - небрежно задал вопрос Тейджиро, Ганнибал ухмыльнулся.

- Тебе понравилось? - с издевкой спросил доктор Лектер, словно решил отыграться за все те колкости, которые он пропускал мимо во время своих визитов.

На вопрос Такегами не ответил, лишь прислонился головой к стене и закрыл глаза.

- Такегами, - раздалось у самого ухо Тейджиро, и чья-то рука аккуратно погладила его по голове, - я же сказал, что ты должен полностью довериться мне, так будет легче, - с этими словами Ганнибал снова погладил Тейджиро по голове.

- То, что вы там сказали звучало слишком убедительно, - не открывая глаза тихо произнес Такегами.

- Тебя не казнят, - также тихо сказал доктор и вышел из комнаты.


- Суд постановил: Признать Такегами Тейджиро виновным в совершении преступления, предусмотренного Сто Девяносто Девятой статьей Уголовного Кодекса и назначить ему наказание в виде смертной казни. Суд принимает во внимание тот факт, что виновный является несовершеннолетним, поэтому приговор будет приведен в исполнение по наступлению совершеннолетия Такегами Тейджиро, а до того виновный будет содержаться на принудительном лечении в психиатрической лечебнице. Приговор вступает в силу в день вынесения и подлежит обжалованию.

POV Такегами

"Умри, жалкое подобие человека" - думал я, когда судья, вернувшись, стал оглашать приговор. Слушать все, что он говорил не хотелось, поэтому я представлял, как убиваю кого-нибудь из сброда, собравшегося здесь. Что им вообще от меня надо? Разве не достаточно того, что я "невменяем"?

- Признать Такегами Тейджиро виновным в совершении преступления, предусмотренного Сто Девяносто Девятой статьей Уголовного Кодекса и назначить ему наказание в виде смертной казни…

«Что?» - чуть было не сказал я вслух, вновь пытаясь восстановить самообладание, что получалось с трудом. Усмехнулся, словно выиграл главный приз. Перевел взгляд на сидящих в зале суда, кажется, они довольны приговором. Посмотрел на Ганнибала, интересно, что он теперь будет делать? Задумавшись об этом, я не заметил подошедших полицейских. Они надели на меня наручники и вывели из зала суда. Я был уверен, что мне удастся избежать смертного приговора. Я и вправду не боюсь смерти, но сейчас умирать до безумия не охота, хотя, провести остаток жизни в лечебнице или тюрьме тоже та еще перспектива. Но я же все еще уверен в докторе Лектере, в том, что он не оставит меня. Сейчас бы просто услышать, простые, даже банальные слова, что все будет хорошо, я бы с удовольствием поверил в них, будь они сказаны столь убедительно, думаю, у Ганнибала не плохо бы получилось убедить меня в этом. Снова ухмыльнулся, но на этот раз не для показухи, а своим мыслям, пытаясь прогнать их прочь. Не стоит даже мечтать хоть о малейшем шансе выжить. Думаю, это к лучшему. Почти на самом выходе из здания суда, я встретил доктора, и вновь ко мне вернулась мысль, что доктор поможет, вот прямо сейчас подойдет и прекратит все это. Но Ганнибал не подошел, не остановил конвоиров, лишь обмолвился парой слов с моим адвокатом, и вышел вместе с ним.

***

- Все-таки даже с вашим вмешательством Такегами вынесли смертный приговор, - пытаясь скрыть облегчение высказался Дзошимото.

- Это многое говорит о вашей судебной системе,- задумчиво произнес Ганнибал.

- Что вы намерены сейчас делать? - спросил адвокат, усаживаясь в свое кресло.

- Обжаловать приговор бессмысленно, - после не долгой паузы отвечал доктор, - пожалуй, для этого человека я сделал все, что мог. Пора возвращаться в Америку.

- Правильное решение, - чуть тише ответил Дзошимото.

- А вы, Арата, рискнете остаться здесь? - угрожающе спросил доктор Лектер.

- Вы мне угрожаете?

- Нет, что вы. Подумайте сами, вы — адвокат Такегами, а следовательно один из первых в списке ненавистных люде у его фан-клуба. Вам стоит скрыться и не меньше, чем на полтора года.

-Полтора?

-Полгода до совершеннолетия Тейджиро плюс год, чтобы его фанаты забыли о вашем существовании.

-Да-да, вы правы, - ответил Дзошимото, - прямо сейчас забронирую билет на поезд, и уже сегодня ночью меня не будет.

Ганнибал наблюдал за действиями адвоката, и когда тот облегченно вздохнул, доктор незаметно взглянул на экран ноутбука, стараясь запомнить все символы, которые там были. Выйдя за дверь кабинета адвоката, доктор Лектер остановился в приемной и попросил лист бумаги, записав увиденное.

Утро овеяло мир прохладой, неспешные тучи собирались воедино, застилая собой большую часть неба, отчаянно пытаясь заполонить оставшийся горизонт. Размеренность серости пасмурного утра прервали полицейские сирены.

- Вам лучше этого не видеть, - сказал детективам приехавший ранее криминалист.

Собравшись с силами детективы Цумура и Кишикава направились к «виновнику торжества», увидев которого Цумура зажмурился, тщетно пытаясь забыть увиденное, но оно слишком сильно впечаталось в память детектива, поэтому он продолжал видеть изуродованный труп даже с закрытыми глазами.

Детективы сразу опознали тело. Вздернутый на собственном галстуке Арата Дзошимото был подвешен на ближайшем к автомобильной стоянке дереве. У трупа был изъят мозг, и, что больше ужаснуло детективов, у тела отсутствовала нога и рука, что копировало почерк Такегами Тейждиро.

- Кому-то явно не понравилось его вчерашнее выступление, - выдвинул свое предположение Кишикава.

- Или кто-то решил убедиться, что у него все-таки нет мозга, - считая это остроумной шуткой прокомментировал вернувшийся криминалист.

- Наверняка, это кто-то из фанатов Тейджиро, - сказал Кишикава.

На следующий после суда день Ганнибал уже ожидал когда мед братья приведут Такегами.


-Ничего не меняется, - надменно сказал Тейджиро.

- Как спалось? - деловито осведомился Ганнибал, - ты голоден?

- Пожалуй, я откажусь, - обиженным тоном ответил Тейджиро.

- У тебя есть еще полгода, я сказал, что тебя не казнят.

- Обжаловать их решение бессмысленно, - словно повторив недавние слова Ганнибала, ответил Тейджиро, - да и вы, наверняка, скоро уедете, не думаю, что у вас столь долгосрочная виза. Скорее всего, мне нужно привыкнуть к местной «еде», если то, чем они кормят можно назвать едой.

- Ты точно не голоден? - переспросил Ганнибал, - Я исполнил свое обещание.

- Дзошимото? - воодушевленно спросил Тейджиро, на его вопрос Ганнибал лишь горделиво ухмыльнулся, доставая уже знакомые Такегами пластиковые контейнеры с едой.

- Мне нужно уехать на месяц или чуть больше, - сказал доктор Лектер, когда Такегами уже доел.

- Спасибо за прощальный подарочек, - саркастично ответил Такегами, уже решив для себя, что Ганнибал не вернется. - Наверно, стоит вас поблагодарить за все, что вы сделали, - добавил Тейджиро, чуть помедлив, подался вперед, поцеловав Ганнибала.

На удивление Такегами Ганнибал не оттолкнул его.

- Своеобразная благодарность, - ответил Ганнибал, притянув Такегами ближе к себе, и целуя в ответ, но через секунду, отстранился. - Мне пора, - привычным тоном произнес доктор, словно ничего не было, и вышел из комнаты для посещений.

Такегами лежал на кровати, пытаясь понять сколько времени прошло с того момента, как он оказался в психиатрической лечебнице, но нужный ответ никак не находился. Сны и реальность давно уже смешались во едино, то ли из-за однообразия, то ли из-за транквилизаторов, под действием которых Тейджиро находился почти постоянно. Вот и сейчас Такегами не знал спит он или же это очередной, ничего не несущий день. Нужно было встать, чтобы хоть как-то внести ясность в существование. Единственная попытка подняться с кровати не увенчалась успехом, Такегами казалось, что его с силой опрокинули обратно. Предпринимать вторую попытку сил уже не было, поэтому все, что оставалось Тейджиро - лишь лежать, уставившись в потолок, тщетно пытаясь восстановить свое сознание. Такегами был уверен, что прошла целая вечность к тому моменту, как мир неуверенно начал восстанавливаться вокруг него, образуя головную боль и туман, сквозь который эхом доносились какие-то звуки. Сосредоточиться получилось не сразу, но когда это произошло, Такегами с удивлением для себя понял, что находится в комнате для посещений.

"Ганнибал", - пронеслось в голове Тейджиро, но сидящие напротив два силуэта моментально отмели эту мысль.

- Не такой уж ты и крутой, - с издевкой сказал один. Приглядевшись, в посетителях Такегами узнал детективов Кишикаву и Цумуру.

- Решили убедиться, в порядке ли я? - с трудом подбирая слова ответил Такегами.

- Пришли дать тебе то, что ты любишь. Тебе ведь нравится есть человеческое мясо? - надменно спросил Кишикава, Тейджиро не ответил.

- Избавь нас от забот, сделай так, чтобы у тебя никто не смог больше взять отпечатки пальцев, - добавил Цумура.

- Если не сделаешь, то мы добьемся назначения более жесткой терапии. У тебя два дня.


"Что я теряю?" - думал Такегами, сидя на полу свой палаты, последние два дня, проведенные без тормозящих мозг препаратов, проходили довольно быстро. Такегами не удивился, когда почувствовал, что смирительная рубашка застегнута менее плотно, чем обычно, что позволяло беспрепятственно освободить руки. Оставалось только разорвать зубами ткань и никто не узнает, что у него на одну жертву меньше.

- На этой неделе тебе везет, - сказал вошедший в комнату медбрат, - пошли, к тебе пришли.


- Мое время выйдет только завтра, - презрительно сказал Такегами, входя в комнату для посещений, но увидев посетителя остановился в дверном проеме. Медбрат пихнул Тейджиро в помещение и закрыл дверь.

- Что я пропустил? - привычно деловым тоном осведомился Ганнибал.

- Вы? - все, что смог ответить Такегами, ведь он был уверен, что доктор не вернется. Если бы Тейджиро знал, что Ганнибал не врал о своем возвращении, то никогда бы не поцеловал его.

- К чему это удивление?

- Я ожидал немного других гостей, - ответил Такегами, садясь.

- Что же этим гостям нужно? - понимая, что никто не придет к Такегами просто так, спросил Ганнибал.

- Замести старые следы.

- Расскажешь, или сначала поешь? - заботливо спросил доктор Лектер.

Выбор Такегами был очевиден, зная это, Ганнибал достал пластиковую посуду с едой, и положил рядом вилку. Встав, подошел к Тейджиро.

- Сегодня есть будешь сам, - сказал Ганнибал, неспешно расстегивая ремешки смирительной рубашки.

- Решили, что я теперь большой и самостоятельный? - не мог не съехидничать Такегами.

- Видимо, зря решил, - отозвался доктор Лектер, заворачивая рукав смирительной рубашки Тейджиро.

- Любопытно, - сказал Такегами, разглядывая насаженный на вилку кусок мясо, - кем это раньше было?

- Эта овца, которая с радостью согласилась стать твоим ужином, - ответил доктор Лектер.

- Очень вкусная овечка, - отозвался Такегами, - попробуете? - Тейджиро протянул вилку с едой Ганнибалу. Доктор Лектер улыбнулся и принял угощение.


Вечер , как впрочем и любое другое время суток, в лечебнице для душевно больных проходил весьма своеобразно: некоторые постояльцы кормили ужином свою голову, другие же отчаянно пытались доказать стене, что попали сюда в результате мирового заговора, а третьи, прячась за креслом в общей комнате, были уверены, что находится на сверхсекретном задании, выслеживая очередного шпиона. Такегами повезло, что все это время его не выпускали из палаты и он не видел всех прелестей заведения, в котором ему предстояло жить до наступления совершеннолетия. Да и вообще Тейджиро никак не вписывался в тип людей обитающих здесь, но кого волновал столь неважный вопрос, фактически все участвующие в этом деле были заинтересованы лишь в том, чтобы побыстрее избавиться от каннибала.

- Добрый вечер, - тревожно сказал в телефонную трубку один из медбратьев, - американец вернулся, и уже больше двух часов беседует с Тейджиро, вам стоит быть осторожнее, - говорящий замолчал, - хорошо, я так и поступлю, - мужчина положил трубку и вышел из комнаты.


- Время для посещений истекло, - сказал вошедший в комнату, где находились Такегами и Ганнибал, санитар.

- Что ж, - доктор Лектер встал, - до завтра. И не переживай о старых знакомых.

- И не думал, - ответил Тейджиро, - я вообще в последнее время почти не думаю, - последние слова Такегами постарался сказать как можно более ироничным тоном.

- Мы разберемся с этим завтра, - ответил Ганнибал, выходя.


Санитар вывел Такгеами из комнаты, но повел, как показалось Тейджиро, не в палату, хотя точный путь до нее он не знал, потому что те несколько раз, когда Такегами выводили из палаты, осознание реальности мягко говоря было затуманено. Такегами не ошибся. Они остановились возле открытых дверей маленького кабинета одного из дежурных врачей.

- Такегами Тейджиро? - спросила сидящая за письменным столом девушка, - посадите его на кушетку. - Сказала она, ища нужный препарат. - Не понимаю, зачем есть людей, - философски стала рассуждать врач, - множество болезней, передающиеся через кровь, проявляются долго, и ты не мог быть уверен, что те, кого ты ешь не больны, тебе не страшно было?

- А что мне бояться, все равно же меня казнят через... - Такегами задумавшись замолчал, он так и не спросил у Ганнибала сколько времени прошло, а главное, сколько еще осталось. Спрашивать у этих людей не было никакого желания. - Не боишься, что я и тебя съем? - надменно спросил Тейджиро.


- Не боюсь, - ответила девушка, набирая жидкость из ампулы в шприц, - Да и уже не съешь, - добавила она, введя препарат Такегами.

Весь шум, происходивший вокруг Тейджиро, начал затихать, вскоре вовсе исчез, в голове мелькали образы, иногда Такегами слышал какие-то ели различимые слова, и вновь Тейджиро оставалось лишь гадать спит он или все происходит в реальности.

@темы: яой, флафф, упечатка, такегами тейджиро, слэш, ганнибал, Takegami Teijiro, Mr.Brain, Hannibal, Gackt